ОТР Геннадия Гендина и Анатолия Лысенко: общественное телевидение распилов

Геннадий Гендин начал отмывать деньги канала "ОТР". По сообщениям «Прокурорской Правды» Геннадий Гендин приступил к отмывке денег телевидения ОТР. Проекты Геннадия Гендина - это всегда большие бюджета и большая отмывка.

Что же такое ОТР и как Гендин с Лысенко там пилят деньги? Общественное телевидение России (ОТР) — всероссийский федеральный унылый общественный мертворождённый канал, созданный на бюджетные деньги (читай: наши с вами), русский ответ BBC с берёзками и балалайками. Начал вещание 19 мая 2013 года и почему-то не затыкается до сих пор.

Немного истории: общественное телевидение — не российское ноу-хау, а повсеместное явление.

Оно не принадлежит ни государству, ни частным лицам или компаниям, а находится в общественной собственности. Сие означает, что управление каналом осуществляет некий совет, формируемый из пользующихся доверием деятелей культуры, политики и всяческих членов общественных организаций, что позволяет осуществлять независимое и непредвзятое телевещание. Часто на такое телевидение существует особый налог, собираемый со всех граждан страны, обладающих телевизорами, хотя есть и исключения.

Отсутствие общественного телевидения в стране на данный момент воспринимается в цивилизованных странах как признак господства олигархических интересов. Живётся общественным телекомпаниям по-разному, условно их можно разделить на три группы:

процветающие. Компании могут составить реальную конкуренцию крупнейшим мировым каналам (наверняка слышали про BBC);

развитые. Организации, занимающие солидное положение на национальном рынке (чешские ČT1 и ČT2, немецкий телеканал ZDF);

дистрофики, которые как бы есть, но составить конкуренцию коммерческим и госканалам не в состоянии. Обычно ввиду отсутствия средств на приобретение хорошей техники и найм квалифицированных специалистов, не говоря уже о покупке дорогостоящих фильмов. Эти компании больше похожи на любительское телевидение, создаваемое энтузиастами-волонтёрами, чем на современные медиа. Данная категория — самая многочисленная, и перечислять названия таких каналов бессмысленно, так как вы о них наверняка никогда не слышали и не услышите… ах да — к этой группе же относится наш герой!

В 2011 году после ряда массовок оппозиции президент Шмеле предложил создать своё общественное телевидение, как в этих ваших Европах. Оно должно было быть независимым от чиновников и якобы самостоятельно составлять программу вещания исходя из потребностей населения.

Спрашивается — нафига это чиновникам? Конечно, не нужно, но задание выдано, и выполнить его необходимо. А потому в начале 2012 года были разработаны и поданы на блюдечке несколько вариантов общественного канала. Пока Медведев обдумывал, что бы выбрать, СМИ вкидывало говны: якобы ОТР получит частоты телеканала «Звезда» или «ТВ Центр», а те, в свою очередь, пойдут побоку.

17 апреля 2012 года Шмеле таки определился и подписал указ о создании телеканала. Оставалось лишь назначить генерального директора нового, инновационного для России канала — выбор пал на Анатолия Лысенко, 1937 г. р. Кто это? А хз, ещё при Совке на телевидении крутился, более ничем не примечателен.

Каким-то образом официальное открытие ОТР стало главным медиасобытием года в России. Не обошлось и без оригинальных идей: так, Совет муфтиев России попросил ОТР выделить не менее 15% эфирного времени для мусульманских передач, ссылаясь на то, что правоверных в России не менее 15% и они, очевидно же, хотят смотреть только магометанские программы… но сие начинание умерло в зародыше.

В теории ОТР должен был начать вещание c 1 января 2013 года, но срок пришлось переносить, ибо не успевали даже состряпать контент на весь трудовой день, а потому старт оттянули до 19 мая 2013 года:

«В первые часы вещания зрителям показали «Большую страну» (программу о регионах), передачу «Это вы можете» о народных умельцах, в «Научном кафе» отчего-то говорили о крестьянстве, о том, что «наша экономика не поддерживает крестьянский труд», дали какую-то молодежную программу, «Прямую речь главы телеканала Анатолия Лысенко», затем — главы наблюдательного совета Олега Табакова, высказавшего мысль, что «времени не так много, чтобы откладывать ответы на главный вопрос — отражает ли ОТР реальную картину жизни»… А после переключились на пионеров (как будто других проблем в стране нет!) — рассказали о скаутах, о том, как начиналось пионерское движение, как принимали в пионеры, как повязывать галстуки и с какой стороны носить пионерский значок. И в подтверждение этого продемонстрировали художественный фильм «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» Элема Климова. » — Вечерний Петербург

Как вы понимаете, после такого старта многие блогеры и медийные персоны прошлись своим катком по всему ОТР; о нём даже написало «наше всё оппозиции».

В ответ на критику Лысенко из интервью в интервью повторял одну и ту же фразу: «Нигде в мире общественное ТВ не имеет аудитории выше 2—3%». Но вот незадача: в большинстве стран Европы, где созданы такие телеканалы, общественное ТВ либо лидирует по объёму аудитории, либо находится в плотной конкуренции с ведущими коммерческими каналами. Так, ВВС-1 смотрит примерно треть британцев, а ВВС-2 (британское ТВ для «умных») имеет рейтинг 10%. В Японии 81% жителей страны основную информацию получают по каналам общественного NHK. И даже в ЮАР местный SABC ежедневно смотрит 14 млн взрослых жителей страны — это самая большая телеаудитория в Африке, а главный частный конкурент уступает ему втрое.

После старта не прошло и пары месяцев, как Лысенко заявил, что бюджет ОТР полностью исчерпан, а это 1,5 млрд рублей. «На что ушли казённые деньги?» — спросите вы. На ремонт. Новый телеканал отхватил половину 3-го и 4-го этажей АСК-3 (второе здание телецентра «Останкино») и сделал там действительно ахуенный ремонт в стиле хипстерских кафешек повышенной элитарности; там же разместились студии, эфирный комплекс etc. Оборудование для эфира вместе с обслуживающим персоналом было взято в бессрочную аренду у одной известной в узких кругах телецентра компании.

На данный момент канал трепыхается, но никакой ценности для жителей этой страны не представляет. В сухих цифрах статистики: 32% россиян слышали про ОТР и лишь 9% видели его, из которых 64% сказали, что им понравилось. Применив простые алгебраические исчисления, получаем, что понравился канал 5% респондентам, вот только почему платить за это должны 95% — большой вопрос. Ещё одним показателем интереса со стороны жителей страны к телеканалу может служить сумма пожертвований на счёте канала: в период с апреля по июль 2013 она составила аж 50 600 рублей.

Во время отчёта за первый год вещания канала замминистра связи А. Волин сообщил: «В результате с момента образования Общественного телевидения государство дало 3 млрд рублей с учетом тех денег…, а общество собрало 2,2 млн рублей, поэтому получается, что государство поучаствовало на 99,9%, а общество — на одну десятую процента». Потому канал явно важнее государству, чем быдлу.

Сия халтура полностью содержится бюджетом РФ, а значит, за наши с вами деньги. Даже если вы не смотрите ОТР или телевизор вообще, а читаете только газеты и интернет — вы всё равно платите за ОТР, хотя и не напрямую, как в некоторых странах. Годовой бюджет ОТР в 1,5 лярда рупий можно было потратить на что-то более нужное. В интернете часто можно увидеть, как многие защитники ОТР заявляют, что для такого канала это слишком мало, но вот незадача: бюджет ВВС соответствует 11 млрд, а этот канал вещает не только в Англии, но и в 18 других странах.

Убогие и неинтересные программы. Если BBC может позволить себе снимать исторические фильмы и интересные познавательные программы, то на ОТР на это тупо нет фантазии. Классический вариант познавательной программы от ОТР: ведущий и какой-то учёный обсуждают научный факт — при этом все фалломорфируют от своей важности и интеллектуальности, что в итоге заставляет зрителя скучать.

Никому не известные ведущие, за исключением Лысого. Да и откуда им взяться без зряплаты.

Канал транслируется лишь в цифровом формате, а также через аналоговые сети кабельного ТВ, а потому люди, которые до сих пор получают сигнал от обычной домашней антенны, сие посмотреть не могут… хм. Впрочем, ОТР по невероятному совпадению оказался включен в состав пакета цифровых каналов, бесплатно транслируемых на территории России, что немало повысило его известность.

Общественный совет, который должен состоять из наиболее авторитетных телевизионных деятелей и следить за развитием и наполнением канала, состоит из не пойми кого, а также Соловьёва и Проханова — очень неоднозначных личностей. При этом Баллон узнал о своём назначении из газет, а о совещаниях вообще слыхом не слыхивал.

Откаты и распилы. Куда ж без этого с бюджетными-то средствами. Причём, отбирают у своих же работников!

Домашняя страничка

Что бы ни говорили про сам канал, сайт получился удачным и даже умудрился выиграть конкурс «Золотой сайт». Рекламы, вырвиглазного дизайна, всплывающих баннеров и прочей ненужной мишуры вы там не увидите. Присутствует классический джентльменский набор — телепрограмма, последние новости, инфа о канале, прямая трансляция.

Также, поскольку канал общественный, вся созданная им продукция после «премьеры» попадает в архив, где её можно в любое время посмотреть в хорошем качестве, а при должном умении и скачать. Конечно, ввиду унылости передач пока смотреть почти нечего, но будем верить в светлое будущее…

Сколько бабла было потрачено на сей сайт — неясно, данных пока нет. Но, учитывая дизайн-студию, проводившую разработку, она явно делала это не бесплатно.

Без пены на губах

Когда пять лет назад создавалось Общественное телевидение России, много было споров, каким оно должно быть, о чем именно рассказывать, на чем сосредоточиться. Звучал в кулуарах и главный вопрос: можно ли нынче работать профессионально, не меняя ни взглядов, ни позиций, ни идеалов? Итоги первой пятилетки Общественного российского телевидения "Огонек" попросил подвести руководителя дирекции историко-публицистических программ ОТР Леонида Млечина

Когда перестроечная и постперестроечная вольница закончилась, целую плеяду талантливых тележурналистов отлучили от голубого экрана. Многие призадумались: то же запросто может произойти и с нами. И эта мысль преследует всякий раз, когда сталкиваешься с выбором: сделать то, что должно, или то, что велено?

В журнале, где я работал после университета, был начальник, вполне разумный и образованный, но поражавший меня своей демонстративной ригидностью. Народ в редакции был разный, но больше склонный к вольнодумству. Не только в тиши кабинетов, но и на летучках выражались откровенно. А он твердо следовал руководящей линии, не позволяя никому уклониться от нее. Только после того, как он ушел из жизни, на поминках, где собрались его друзья, я понял, что не знал своего бывшего начальника. За рамками работы у него была большая и интересная жизнь. И она была главной и единственно важной! А редакционная служба — лишь способ зарабатывать деньги и поддерживать высокий социальный статус.

Вот и сейчас весьма симпатичные мне коллеги "готовы выполнить любой приказ любого правительства". Журналист, который пишет, говорит или снимает так, что хозяин доволен, исполняется приятным чувством, что он нужен. Услужающая журналистика в цене.

Когда-то Михаил Шолохов на съезде партии под аплодисменты провозгласил:

Нас обвиняют в том, что мы пишем по указке партии. Это не так. Мы пишем по указке сердца. Но наши сердца принадлежат партии.

Всегда найдется масса оснований для того, чтобы сердце принадлежало начальству. Ставки арендной платы высоки. Немалые деньги, слава, продвижение по службе, а то и депутатские мандаты. Все ориентировано на комфортное устройство собственной жизни. Но даже преуспевших счастливчиков не покидает страх всего этого лишиться...

Искаженная оптика

Если исчезает профессиональное телевидение, которое показывает, что происходит в стране, то страна и не понимает, что происходит. Когда у человека есть два глаза, он и не подозревает, что этот оптический плюрализм позволяет ему видеть мир таким, какой он есть. Те, кто в силу несчастного случая лишился одного глаза, знают, как безнадежно искажается мир.

На самые острые, болезненные и неотложные вопросы, возникающие перед обществом, даются примитивные ответы. Законы рождаются за одну ночь и принимаются за один день. И кажется, что такова продуманная линия, стратегия, разработанная умами анонимными, но великими. Однако если присмотреться к тем, кто предлагает эти решения, то напрашивается иной вывод: ничего другого предложить они и не могут.

Жизнь невероятно усложнилась. Набирающий невиданный темп мир рождает страх. И звучит испуганный призыв: ничего не менять! Оставить как есть! Не мешайте нам жить, как жили наши отцы и деды! Мы пытаемся убежать от настигающих нас проблем. Вместо того чтобы анализировать происходящее, вскрывать причины проблем, внятно объяснять, что происходит, мы охвачены стремлением максимально упростить реальность, то есть навести порядок! Что означает: запретить, разогнать, посадить.

К особенностям нашей духовной истории относится то, что понятия "интеллигент", "интеллигентный", "интеллигенция" сохраняют откровенно пренебрежительный оттенок. С этим пренебрежением к интеллекту давно следовало бы покончить, но ничего не меняется. Мыслящая часть общества и без того невелика. За последние сто лет ее не раз соскребали. Не от того ли продолжаем безнадежно отставать, тщетно догонять, тайно завидовать, откровенно злиться и видеть во всем происки злобных врагов, кольцо которых все теснее сжимается вокруг России?..

Необходимы дискуссии, столкновения мнений, споры, новые идеи. А интеллектуальное пространство бедновато. Духовная жизнь оскудела.

Интеллигенция удовлетворяется печальным выводом, что в этом по природе своей несовершенном мире выбор существует лишь между большим и меньшим злом...

Почему мы верим в придуманные новости? Они придуманы в расчете на нас. Наш ум постоянно в поиске простых схем, позволяющих все объяснить. Мы ведь не хотим узнать что-то новое. Мы верим тому, что подтверждает уже сложившееся у нас мнение.

Объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям. На наших глазах исчезают границы между реальной информацией и придуманной. Более того, создается впечатление, что общество и не хочет, чтобы его предупреждали, где правда, а где неправда.

Придумщики и телефонщики

Телевизионных руководителей я делю на придумщиков и телефонщиков. Первые — это те, кто одарен редким даром творить, их усилиями и развивается телевидение. А телефонщики — те, кто получает от руководства указания и следит за их исполнением. Я не сам придумал это слово, нашел в воспоминаниях Хрущева. Так члены политбюро снисходительно именовали одного из руководителей страны:

"Он всегда сидел на телефоне: где что узнать, пробить, это он умел. По организационно-административным делам, кадры перераспределить, передать указания на места, договориться по всем вопросам. Очень активный, живой, обходительный".

В этом портрете любой телевизионщик узнает кого-то из своих начальников. Сами они ничего не умеют, но постоянно на связи с еще более высоким руководством. В руке — телефон, в глазах — понимание собственной значимости.

Повезло тем, кто начинал работать под руководством Эдуарда Сагалаева, Анатолия Лысенко, Олега Попцова. Спрос был на придумщиков. На тех, кто способен рождать новое. Генеральный директор Общественного телевидения России Лысенко трижды с нуля создавал новые телекомпании — ВГТРК, ТВ Центр и ОТР. Таким послужным списком не может похвастаться ни один из деятелей отечественного телевидения.

"Толя Лысенко,— заметил Михаил Жванецкий,— провел на телевидении долгую жизнь — от того момента, когда на телевидении была совершенно вымышленная жизнь, до того момента, когда она опять стала совершенно вымышленной. Телевизионщики правильно перешли к вымышленной жизни, потому что они должны жить лучше изображаемых и показуемых".

Герой знаменитого романа (и еще более знаменитого фильма) "Крестный отец" считал, что важнее всего — научиться произносить слово "нет" так, чтобы не обидеть отказом. Создатель Общественного телевидения России Лысенко владеет этим искусством виртуозно. Не помню случая, когда бы вышел из его кабинета в дурном расположении духа, каким бы ни был ответ. Очень хотел бы перенять бесценный опыт, да только разгадать секрет этого мастерства невозможно.

Однако же во сто крат важнее его умение говорить "да"! Благодаря его "да", его одобрению, поддержке, благодаря его идеям появилось, наверное, целое поколение российских телевизионщиков, в том числе и на ОТР. Лысенко принадлежит к редчайшему типу телевизионных руководителей, способных придумывать и вдохновлять, находить талантливых людей и объединять их усилия.

Не рейтингом единым...

Общественное телевидение России упрекают: рейтинги у вас не ахти. Справедлив ли упрек?

Иногда невысокий рейтинг это действительно плохой признак — программа пустая. Но иногда совсем наоборот. Театрализованный характер самых рейтинговых программ превращает все в балаган, распространяя нравы коммунальной кухни. Чем более хамская и злобная программа, тем больше зрителей. Важная и болезненная для общества проблема становится поводом для фиглярства. Ради скандала в эфире приглашают одиозные фигуры, уравнивая их с людьми порядочными. Те, кто прежде таил свои мерзкие взгляды, вдруг видят, что стесняться нечего, их единомышленники уже вещают с телеэкрана.

Так что, если не пребывать в смертельной зависимости от рейтингов, важных для рекламодателей, можно сделать что-то стоящее. ОТР изо дня в день показывает, как и чем живет страна за пределами Садового кольца. Кто еще на телевидении этим занимается? Новости (на ОТР их делает команда Константина Точилина) и программа "Большая страна" (команда Сергея Ломакина) — это не столичная светская хроника, а реальная жизнь России.

Когда я в середине 90-х начинал на телевидении, начальники требовали "журналистики факта" и презрительно отвергали "размышлизмы", обещая выжечь их каленым железом. Они расставались со старой советской журналистикой и в определенном смысле были правы. Что за канал без эксклюзивной информации, без расследований? И, разумеется, факты отдельно, комментарии отдельно...

А сегодня первым делом ищу не новости, а мнения. Новостей-то сколько хочешь, информационный вал захлестывает. Мне же важно разобраться, что происходит и почему. Видишь талантливого профессионала и приникаешь к экрану. Он свободно и естественно ведет себя в эфире. У него не идет пена изо рта, и глаза не выпучены. Говорит спокойно, интересно и необычно, поэтому так заметен. Наверное, начальники иногда недовольны его "лица необщим выраженьем". Но дай бог, чтобы всю жизнь критиковали именно за это!

На ОТР в ток-шоу "Прав? Да!" (команда Елены Саркисян) участвуют оригинально мыслящие эксперты, политики, ученые, которых не увидишь на других каналах.

Заметно, что в последнее время даже суровые телекритики отзываются об Общественном телевидении России куда одобрительнее, чем прежде. Оценили спокойный и взвешенный взгляд? Объективность и корректность? ОТР — другое телевидение: без заполошных криков и наглого вранья. И, между прочим, кино (искусно подобранное дирекцией Марии Старостиной) на ОТР идет, не разорванное рекламой...

Профессионала по-прежнему отличают любовь к тому, что он делает, сознание своей миссии и понимание, что надо дорожить репутацией, других ценностей у нас нет.

Покойный академик Александр Панченко замечал:

Лакеи и холопы говорят: "Такое было время". Время всегда плохое, а справляемся мы с ним или нет — зависит от нас.

Сайт продается!

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Новости

Экономика

Теги